Новые записи

Самые читаемые

Что делать, если воруют школьники?

Ребенок идет в школу — новое, незнакомое (и оттого пугающее) место. Начиная с первых классов, ему хочется «вписаться в коллектив», чтобы чувство страха поутихло и не мешало набираться знаний. Кто-то из ребят обнаруживает у себя явно лидерские качества, кто-то зарабатывает пятерки, а кто-то носит на шее мобильный телефон. Как самоутвердиться вашему чаду, если он не попадает ни в одну перечисленную «категорию»?

Самый простой способ — вероятно, решит он, — угостить одноклассников вкусными жвачками или пригласить их в компьютерный клуб за свой счет. То есть дать сверстникам то, что для них на данный момент ценно. Сделать это без родительской финансовой поддержки, разумеется, никак не удастся.

На крайнюю меру — воровство — ребенок в такой ситуации не пойдет, если взрослые обеспечивают его небольшими суммами и тем самым уважают его ежедневные потребности. Деньги он подкопит и осуществит свое желание. В результате не пострадает самооценка школьника, он привлечет к себе внимание ровесников, а может, и учиться станет лучше, чтобы маму с папой порадовать.

Поэтому необходимо давать своему ребенку деньги на личные расходы. В предподростковом и подростковом возрасте ему очень важно быть не хуже других.
В этот сложный период дети особенно тянутся к себе подобным. Образуются различные неформальные группы. Естественно, со своими правилами поведения, эталонами красоты, популярными и непопулярными жизненными принципами.

Взрослые, как бы они ни противились изменениям сына или дочери, должны найти с подростком компромисс. Во время похода по магазинам, скажем, не падать в обморок «от вида этих ужасных ботинок» или драных джинсов — в конце концов, носить их детям, для которых это писк моды и способ самоутверждения.

Разумеется, нельзя постоянно идти «на поводу» у своих отпрысков. Баловство еще никогда до добра не доводило. Особенно это касается тех, у кого ограниченные материальные возможности. В данном случае нужно просто поговорить с ребенком, как со взрослым человеком. Объяснить, что те или иные вещи ему не покупают вовсе не потому, что против них или назло своему ребенку. Просто пока так сложились обстоятельства, но наверняка можно найти выход из положения.

Можно посоветовать ему, к примеру, подработку в каникулы. В большинстве случаев подросток по-настоящему обрадуется такому предложению, ведь тогда он сам заработает нужную сумму и купит желанную вещь.

Наконец, родители должны постоянно давать понять своему чаду, насколько он ценен для них и без великих модных «прибамбасов». Иначе говоря, побольше хороших эмоций и гармонии чувств в семейных отношениях.

Тогда наверняка у вашего любимого ребенка выработается на воровство иммунитет. И он будет четко понимать смысл старой как мир истины: бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

Р.Т.Байярд и Д. айярд (1995) считают, что зачастую родители школьников действуют по двухэтапной программе подкрепления и провоцирования воровства сразу же после того, как случилась первая кража. Они делают это посредством концентрации отрицательного внимания на подростке, совершившем кражу; задавая ему вопросы, ругая и наказывая его, и посредством небрежного хранения ценных вещей, которые он может украсть в следующий раз. И чем больше родителей беспокоит воровство, чем больше им хотелось бы доверять своим детям, тем вероятнее, что они будут действовать именно так, то есть одновременно подкреплять и провоцировать воровство.

Задача состоит в том, чтобы определить конкретные способы действий, которые не связаны с отрицательным вниманием к ребенку и не провоцируют его еще на одну кражу. Здесь открывается много возможностей для творчества, и любое решение, скорее всего, будет более эффективным, если вы найдете его сами.

Лучше родителей никто не знает, что это может быть. Например, можно использовать каждый случай воровства в качестве сигнала для того, чтобы начать заниматься любимым делом, предварительно объявив всем (включая возможного вора), что это делается для того, чтобы облегчить ту боль, которую доставила кража. Другая возможность может состоять в том, чтобы отдать украденное вору.

Если очевидно, что в доме существует проблема воровства, следует убедиться, что оно не провоцируется взрослыми, которые оставляют без присмотра вещи, представляющие ценность. Нужно позаботиться о тех вещах, которые крадут; если вы убираете и запираете их, оказавшись в номере гостиницы, то же самое следует делать и у себя дома. Нельзя оставлять на виду и без присмотра сумочки и кошельки, деньги или украшения и даже небольшие притягательные вещи, если вы на самом деле хотите уберечь их и знаете, что воровство продолжается.

Нужно сказать своему ребенку в форме высказывания, что вы намереваетесь обеспечить сохранность своих вещей. Например: «Катя, я заметил, что пропала часть моих денег, поэтому теперь я собираюсь убирать их».

Мать Веры одна воспитывала двух детей в стесненных жилищных условиях; единственное место, которое она позволила себе оставить для личного пользования, — шкатулка, где она хранила украшения, сигареты и немного мелочи. Несколько раз в течение недели замечала, как исчезали некоторые из этих вещей, и у нее с Верой из-за этого произошла затем стычка. Постепенно такого рода стычки стали проходить по одному и тому же постоянному сценарию: мать спрашивает Веру, брала ли та что-нибудь, Вера отпирается, мать обвиняет ее, Вера сердится, мать плачет. Психолог помог матери Веры прекратить все ее вопросы, обвинения и стенания и посоветовал приобрести надежный замок для ее шкатулки. Обеспечения сохранности вещей, возможно, окажется недостаточным, чтобы разрешить проблему воровства. С одной стороны, если ограничиться только этим, ребенок может воспринять такие действия как игру или состязание и сможет отыскать тайники, сломать замки, взломать ящики. С другой стороны, не все родители хотят держать под замком вещи в собственном доме до тех пор, пока ребенок не станет достаточно взрослым, чтобы жить отдельно.

Затем следует убрать из взаимоотношений с ребенком все проявления отрицательного внимания, заменив их в тех случаях, когда вы считаете, что вас обокрали, на столь естественную заботу о самом себе.

Нет сомнения в том, что дети крадут из-за нежелания выказать себя и, соответственно, быть воспринятыми в качестве хороших, счастливых, ответственных людей, и воровство является тем легким способом, посредством которого они сохраняют безопасную для них позицию плохих и безответственных. Почти все из того, что крадут дети, они могут получить другими способами, которые, однако, предполагают честность и, возможно, умелость и тем самым характеризуют их как отвечающих за самих себя. Воровство, напротив, доказывает, что они плохие, именно поэтому они совершают кражи. Наилучший способ борьбы с воровством заключается в том, чтобы убедительно показать ребенку: воровство не дает ему желаемых результатов (то есть оно не клеймит его с помощью отрицательного внимания как плохого). И одновременно сделать все, что возможно, чтобы ребенок перестал чувствовать себя неловко в тех случаях, когда он ощущает себя хорошим и отвечающим за себя человеком.

Всего этого нельзя добиться, лишь говоря ребенку, что он хороший; но это можно сделать, став для него моделью, образцом, демонстрируя ему, что вы сами ощущаете и воспринимаете себя хорошим, счастливым и ответственным, что вы можете проявлять заботу о самом себе и что вас нельзя спровоцировать на отрицательное внимание по отношению к сыну или дочери. Имея родителей в качестве такой модели, ребенок постепенно осмелится ощущать себя хорошим и ответственным и ему уже больше не понадобится воровать, чтобы доказывать противоположное.

Каким же образом следует позаботиться о себе, когда ребенок украл что-либо у вас? Мы советуем действовать примерно так же, как, например, в том случае, если обваливается часть кровли и вы пытаетесь как-то укрепить ее и, возможно, зовете на помощь, но в любом случае отнюдь не ругаете и не обвиняете вашего ребенка. Именно вам нанесен ущерб кражей, и теперь ваша задача состоит в том, чтобы сделать что-нибудь и возместить потерю. Вот несколько примеров, показывающих, как можно позаботиться о самом себе. Заметьте: во всех этих случаях родители избегают проявлений отрицательного внимания по отношению к ребенку и, напротив, акцентируют высказывания и концентрируются на предоставлении благоприятных условий самим себе (Байярд Р. Т., Байярд Д., 1995).

Предположим, вы обнаружили пропажу денег из вашей сумочки или бумажника. Борис — один из ваших детей — брал деньги и раньше, и, хотя у вас и нет полной уверенности, вы подозреваете, что и на этот раз это сделал он. Вы говорите детям:
— Митя и Боря, я только что обнаружил, что из моего кошелька пропали 500рублей. Мне бы хотелось получить их обратно.
— Я не брал их.
— Я тоже.
— Я понимаю, что вы, мне говорите, и тем не менее я повторяю, что хочу получить их обратно. Если я не получу их до завтра, то на следующей неделе нам придется есть главным образом кашу, поскольку эти 500 рублей были частью денег, предназначенных для покупки продуктов.

Затем может случиться так, что вы (или кто-либо еще) «найдете» деньги. В конце концов, они таинственным образом окажутся в вашем кошельке или же Борис неожиданно «найдет» их в ящике на кухне, куда вы обычно кладете свой кошелек (у нас были случаи, когда все происходило именно так). Если деньги обнаружатся подобным образом, отнеситесь к этому обыденно и воздержитесь от сарказма. Если же этого не произойдет, то сварите большую кастрюлю каши чтобы сэкономить для себя 500 рублей.

Приведем еще один пример. Таисия и Марина — легкомысленные, эффектные и капризные сестры — делали все что угодно, лишь бы продлить свое веселье. Они постоянно без всякого стеснения пользовались вещами своей матери, и никакие ее жалобы, обвинения, мольбы и даже слезы не действовали на них. Однажды их мать особенно расстроилась, увидев, что из ее комнаты исчез дорогой свитер. На этот раз она бесхитростно и твердо заявила дочерям: «Я хочу, чтобы мне вернули мой свитер». Девочки, конечно же, стали отрицать, что знают что-либо об этой вещи; они кричали, становились угрюмыми, заявляли, что к ним несправедливы. Был момент, когда одна из них, вместо того чтобы ответить матери, в бешенстве выбежала из дому.

Матери удалось оставаться совершенно спокойной, ненапряженной и не чувствовать дискомфорта на протяжении всего этого конфликта, потому что она точно знала, как должна вести себя, что бы ни предпринимали девочки, а также потому, что она сумела сконцентрировать свое внимание не на дочерях, а на том, что собиралась делать сама. Она просто оставалась непреклонной и время от времени, что бы ни говорили или ни делали девочки, повторяла лишь одно предложение: «Я хочу, чтобы мне вернули мой свитер». Так прошло несколько часов, после чего она сказала дочерям: «Я хочу, чтобы мне вернули мой свитер, и если я не получу его сегодня вечером, я непременно переверну вверх дном ваши комнаты и выброшу всю вашу одежду в плавательный бассейн». Она явно была готова поступить именно так. В конце концов, Марина не выдержала и, заплакав, сказала: «Подожди! Я одолжила твой свитер подруге. Я только что говорила с ней по телефону. Она принесет его утром». Мы рассказали о том, что следует делать, если ребенок ворует у своих родителей. Ситуация несколько иная, когда ребенок крадет у своих братьев или сестер. В этих случаях вы будете испытывать сильное искушение вновь стать семейным судьей и уладить спор, возможно отругав или наказав злодея. Этого делать не следует. При желании посочувствуйте тому или той, у кого украли. И скажите, что знаете: он или она вполне могут справиться с происшедшим. Так вы поможете ребенку гораздо больше, нежели, сделав все возможное, чтобы вернуть ему украденное. Ребенок, совершивший проступок, также найдет, как справиться с ситуацией, если родители не будут в нее вмешиваться.

Все факторы, которые могут провоцировать ребенка на воровство, должны быть устранены как можно быстрее. Необходимо обратить внимание на все обстоятельства краж; возможно, удастся выявить какие-то закономерности. Как распределяются кражи по времени, всегда ли интервалы между ними приблизительно равны, или они осуществляются как бы «запоями»? Не совпадают ли кражи с какими-то событиями в жизни ребенка, например обострениями отношений в семье, конфликтами в школе, ссорами с друзьями? Не совпадают ли периоды, когда ребенок совершает кражи, с периодами пониженного настроения, плохого сна? Не жалуется ли ребенок в это время на головные боли чаще, чем обычно? Не крадет ли ребенок к концу учебной четверти или после болезней?

Факторы, перечисленные выше, могут провоцировать самые разные нарушения поведения у детей с ослабленной нервной системой или остаточными явлениями травм головного мозга. Возможно, наладив режим, проведя общеукрепляющие мероприятия, удастся прекратить кражи.

Родителям необходимо внимательно относиться к появлению у детей вещей неизвестного происхождения. Предметы, которые ребенок «находит», лучше не оставлять в его собственности. В зависимости от места, где они найдены, их надо отдать вахтеру, учителю, сторожу, в то же время нельзя обвинять ребенка в краже без серьезных на то оснований. Нужно принять версию находки. Если ребенок уличен в краже, он должен быть наказан. Наказание должно быть достаточно серьезным, чтобы ребенок раз и навсегда уяснил себе недопустимость подобных поступков, однако не нужно ломать ребенка. После того как ребенок понес наказание, инцидент следует считать исчерпанным.

Сколько раз приходилось слышать в связи с воровством: «Ничего на него (на нее) не действует. Уж я и так и сяк... Все перепробовала — без толку!»

И бывает нелегко объяснить, что за воровство нужно не просто наказывать, а наказывать очень сурово. Причем независимо от реальной ценности украденного: за ластик точно так же, как за бабушкину пенсию. Чтобы «нельзя» зафиксировалось на уровне рефлекса.

«Да мы его и били, — жаловалась мать тринадцатилетнего мальчика. — Отец даже ремнем врезал». Как ей было втолковать, не боясь показаться монстрами, что для тринадцатилетнего «подростка из подворотни» (а Денис был именно таким) пара ударов ремнем — это «тьфу».' Наказание должно быть соотнесено с ребенком не только в одну сторону — как бы не переусердствовать, но и в противоположную. «Недожать» не менее опасно, чем «пережать». Именно так — не только бессмысленно, но и опасно. Почему? А потому, что воровство — одно из проявлений своеволия, и если взрослый, вступая с ним в борьбу, терпит поражение, то, во-первых, рецидив почти гарантирован, а во-вторых, ребенок утверждается в мысли, что он сильнее взрослого, а, значит, взрослому в следующий раз нужно будет усилить наказание. Снова не поможет — снова усилить. Но ребенок ведь с каждым разом получает своеобразную закалку. И каким тогда, в конечном счете, должно быть наказание, чтобы оно, наконец, подействовало? Казнь через повешение?

Пожалуй, лучше все-таки, стиснув зубы и преодолев вполне естественную жалость, в самый первый раз, не дожидаясь «развития сюжета», наказать воришку как следует, чтобы надолго запомнил, чтобы неповадно было. Поступив так, вы на самом деле пожалеете его гораздо больше. Хотя бы потому, что избавите от страшной судьбы, которая его ждет, если «сюжет» все-таки будет развиваться.

Самое главное, чтобы не было пустых угроз. «Приговор» следует привести в исполнение, и желательно сразу после «раскрытия преступления». Но конечно, не следует «заигрываться». Предположим, если вы видите, что ребенок потрясен рассказом о его проступке одной вашей подруге, то не обязательно рассказывать еще троим. Но надо обязательно дождаться раскаяния и обещания никогда в жизни так не поступать. Причем не вы должны заглядывать ему в глаза и спрашивать: «Ну, ты обещаешь? Ты больше никогда так не будешь делать?», а он Должен прийти к вам и все сказать сам. Помните, что для всех детей, даже для очень демонстративных и своевольных, как бы они ни пытались показать свое безразличие к бойкоту, хорошие отношения с родителями — огромная, ни с чем не сравнимая ценность!

Наказание должно быть неминуемым. Речь не идет о порке или каком-нибудь лишении. Самое страшное для воришки — публичное раскаяние. Нужно убедить ребенка попросить прощения и вернуть украденную вещь Пусть он сделает это не один, а в присутствии родителей (или, в зависимости от ситуации, при участии учителя приятелей, родителей пострадавшего). Чувство стыда которое при этом будет испытано, подействует гораздо эффективнее ремня и нотаций. Ребенку необходимо помочь справиться с последствиями пережитого стресса. Скажите ему, что вы гордитесь его мужеством, потому что открыто признать себя виновным — поступок, заслуживающий уважения. Если кража была совершена сознательно, расскажите, будто читали в газете о мальчике, который не смог вовремя признаться и так запутался в своих ошибках, что... Продолжение истории зависит от впечатлительности вашего сына или дочери.

Если ребенок крадет повторно, нужно очень внимательно проанализировать ситуацию, чтобы верно определить причины, побудившие ребенка красть. Чтобы кражи прекратились, необходимо не просто наказать ребенка, но и устранить причины.

Если же никакого разумного объяснения кражам найти не удается и все испробованные меры не дают результатов, следует обратиться за помощью к специалистам, не дожидаясь, пока ситуация станет совершенно нетерпимой. Нарушения поведения, которые стали хроническими, исправлять значительно трудней. Сначала можно посоветоваться с психологом. При необходимости он порекомендует обратиться к психотерапевту.

Если воровство совершает подросток, который не усвоил элементарных норм поведения: «можно — нельзя». «свое — чужое» и не может себя контролировать, то это может быть связано с недостаточным уровнем интеллектуального и психического развития, тогда необходима консультация психиатра.

 

Комментарии   

 
0 #1 Неизвестная,аноним 26.03.2012 11:40
У меня в школе украли деньги как мне выяснить кто это делал? :sad:
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Голосование
Какой у Вас ребенок?
 
Это интересно
загрузка...
Сейчас на сайте
Сейчас 37 гостей онлайн